Наши партнеры

Cлово "ЯЗЫК"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЯЗЫКЕ, ЯЗЫКА, ЯЗЫКОМ, ЯЗЫКАХ

Входимость: 171. Размер: 56кб.
Входимость: 171. Размер: 52кб.
Входимость: 156. Размер: 72кб.
Входимость: 119. Размер: 26кб.
Входимость: 66. Размер: 111кб.
Входимость: 61. Размер: 102кб.
Входимость: 57. Размер: 127кб.
Входимость: 54. Размер: 60кб.
Входимость: 52. Размер: 25кб.
Входимость: 50. Размер: 63кб.
Входимость: 47. Размер: 8кб.
Входимость: 46. Размер: 69кб.
Входимость: 44. Размер: 23кб.
Входимость: 43. Размер: 36кб.
Входимость: 43. Размер: 87кб.
Входимость: 41. Размер: 71кб.
Входимость: 40. Размер: 74кб.
Входимость: 38. Размер: 50кб.
Входимость: 37. Размер: 95кб.
Входимость: 36. Размер: 90кб.
Входимость: 35. Размер: 48кб.
Входимость: 34. Размер: 52кб.
Входимость: 33. Размер: 16кб.
Входимость: 32. Размер: 92кб.
Входимость: 32. Размер: 35кб.
Входимость: 31. Размер: 72кб.
Входимость: 31. Размер: 127кб.
Входимость: 29. Размер: 81кб.
Входимость: 29. Размер: 107кб.
Входимость: 29. Размер: 103кб.
Входимость: 27. Размер: 30кб.
Входимость: 27. Размер: 47кб.
Входимость: 27. Размер: 128кб.
Входимость: 27. Размер: 90кб.
Входимость: 26. Размер: 29кб.
Входимость: 26. Размер: 95кб.
Входимость: 26. Размер: 44кб.
Входимость: 26. Размер: 59кб.
Входимость: 25. Размер: 58кб.
Входимость: 25. Размер: 99кб.
Входимость: 25. Размер: 42кб.
Входимость: 25. Размер: 129кб.
Входимость: 25. Размер: 36кб.
Входимость: 25. Размер: 49кб.
Входимость: 25. Размер: 86кб.
Входимость: 24. Размер: 42кб.
Входимость: 24. Размер: 26кб.
Входимость: 24. Размер: 75кб.
Входимость: 24. Размер: 33кб.
Входимость: 24. Размер: 70кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 171. Размер: 56кб.
Часть текста: язык обычно определяется как система знаков или вообще какая-то "система", и действительно, язык можно представить как систему или даже свести его целиком к формулам и схемам. Однако едва ли когда-нибудь удастся сделать обратное: язык, построенный из формул и схем, будет так же непохож на живой язык, как робот непохож на живого человека. Поэтому, если наука о роботах – это не наука о человеке, то и современное языкознание – это не наука о языке. Разнообразными могут быть также ответы на вопрос о том, что такое родной язык. Выдающийся исландский поэт прошлого века Махтияс Йокумссон в стихотворном обращении к "западным исландцам", т. е. исландцам, эмигрировавшим в Канаду, дает целый ряд образных определений исландского языка. По его словам, родной язык для исландцев – это "сокровищница жизни", "искусство, пылающее мужеством", "живая душа, оправленная в сталь", "форма духа в гибких образах", "сага о минувших временах", "потоки жизни в русле летучего века", то, что могло Претерпеть все униженья – Голод, мор, огонь и стужу, Нищету и гнет бесправья и было для народа Матерью в годину злую, Жажду утоляло, голод, Очагом зимой бывало, Светом солнечным во мраке И светильником в лачуге, Весть несло о странах дальних И о славе дней минувших… (1) Судьба исландского языка в самом деле исключительна. Обычно, когда малочисленный и бедный народ попадает на многие века под иноземное иго и становится политически и экономически зависимым от страны с гораздо более многочисленным населением и несравненно более богатой, то язык этой страны либо совсем вытесняет родной язык угнетенного народа, либо по меньшей мере становится его литературным языком. Так, у норвежцев – ближайших родичей исландцев по языку – в период датского владычества датский язык стал языком литературы, и норвежцы до сих пор не изжили датского...
Входимость: 171. Размер: 52кб.
Часть текста: как нечто, беспрерывно создаваемое народом, и в этом смысле язык — это то, что всего больше связано с действительностью, в которой живет народ, с его настоящим. Но язык определяли и как то, что связывает народ с его прошлым и в чем выражается своеобразие национальной культуры и характера или, как говорили романтики, «дух народа». Правда, в современном языкознании язык обычно определяется как система знаков или вообще какая-то «система», и действительно, язык можно представить как систему или даже свести его целиком к формулам и схемам. Однако едва ли когда-нибудь удастся сделать обратное: язык, построенный из формул и схем, будет так же непохож на живой язык, как робот непохож на живого человека. Поэтому, если наука о роботах — это не наука о человеке, то и современное языкознание — это не наука о языке. Разнообразными могут быть также ответы на вопрос о том, что такое родной язык. Выдающийся исландский поэт прошлого века Махтияс Йокумссон в стихотворном обращении к «западным исландцам», т. е. исландцам, эмигрировавшим в Канаду, дает целый ряд образных определений исландского языка. По его словам, родной язык для исландцев — это «сокровищница жизни», «искусство, пылающее мужеством», «живая душа, оправленная в сталь», «форма духа в гибких образах», «сага о минувших временах», «потоки жизни в русле летучего века», то, что могло Претерпеть все униженья — Голод, мор, огонь и стужу, Нищету и гнет бесправья и было для народа Матерью в годину злую, Жажду утоляло, голод, Очагом зимой бывало, Светом солнечным во мраке И светильником в лачуге, Весть несло о странах дальних И о славе дней минувших…[1] Судьба исландского языка в самом деле исключительна. Обычно, когда малочисленный и бедный народ попадает на многие века под иноземное иго и становится политически и экономически...
Входимость: 156. Размер: 72кб.
Часть текста: (лат. equus) «лошадь» превратилось в ech в древнеирландском и в epo-s в галльском. Поэтому гойделы называются «Q-кельтами», а бритты и галлы – «P-кельтами». Но истинная классификация – морфологическая. Она является также хронологической, поскольку противопоставляет кельтские островные языки, известные с конца античности (новые кельтские языки), и кельтские континентальные, исчезнувшие до начала средневековья. 1. ОТ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО К КЕЛЬТСКОМУ. Как мы уже несколько раз отмечали в первой главе (см. стр. 34-43) понятие индоевропейского, прежде всего в языковой и религиозной сфере, – это классификационный и объясняющий термин. Но в строгом смысле оно не является нормативным. Потому что если мы достаточно хорошо знаем в чем заключается понятие индоевропейскости, то мы не знаем индоевропейцев, называющих себя или называемых «индоевропейцами». Стало быть, мы не знаем, кто были индоевропейцы. Мы не говорим, что их не существовало, но мы не можем вернуться в их эпоху: в самый ранний протоисторический период и в доисторическое время индоевропейцев народы носили другие названия и говорили на разных языках. Эпоха, о которой мы пишем, к тому же заставляет нас соблюдать предосторожность в терминах и классификации в том, что касается мнимого отличия нации от этноса, чистых и несмешанных «индоевропейцев» и неиндоевропейских народов, которые были «индоевропеизированы». Если сейчас рассматривают южноамериканцев, говорящих по-испански или по-португальски, или народы Антильских островов, говорящие по-французски или по-английски, отмечают все особенности и отличия. Такое различение (варьирующееся с его противоположностью, смешением) «чистых» индоевропейцев и индоевропеизированных допускает как амальгаму, так и разъединение языка и этноса, и, как следствие,...
Входимость: 119. Размер: 26кб.
Часть текста: ему действительность. Часть 3 * * * Обратим внимание еще на одну довольно характерную особенность стиля Рабле – на карнавальное использование чисел. Античная и средневековая литература знают символическое, метафизическое и мистическое использование чисел. Существовали священные числа: три, семь, девять и др. В «Гиппократов сборник» был включен трактат «О числе семь». Это число обосновывалось здесь как кризисное число для всего мира и особенно для жизни человеческого организма. Но число и само по себе, то есть всякое число, было священным. Античность была проникнута пифагорейскими представлениями о числе как основании всего сущего, всякого строя и порядка, включая и самих богов. Средневековая символика и мистика чисел общеизвестна. Священные числа клались и в основу композиции художественных произведений, в том числе и литературных. Вспомним Данте, у которого священные числа определяют не только построение всей вселенной, но и композицию его поэмы. Можно, несколько упрощая, так определить основы античной и средневековой эстетики числа: число должно быть определенным, завершающим, округлым, симметричным. Только такое число может лечь в основу гармонии и завершенного (статического) целого. Рабле совлекает с чисел их священные и символические одеяния, развенчивает их. Он профанирует число. Но это не нигилистическая, а веселая карнавальная профанация, возрождающая и обновляющая число. В романе Рабле очень много чисел, почти ни один эпизод без них не обходится. И все они носят карнавальный и гротескный характер. Достигается это разными средствами. Иногда Рабле дает прямое пародийное снижение священных чисел: например, девять вертелов для дичи по числу девяти муз, три триумфальных столба с карнавальными аксессуарами (в эпизоде с уничтожением шестисот шестидесяти рыцарей, причем и самое число рыцарей пародийно-апокалипсическое). Но таких чисел сравнительно немного. Большинство чисел поражает и ...
Входимость: 66. Размер: 111кб.
Часть текста: веков: традиция и канон. САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ http://vak.ed.gov.ru/common/img/uploaded/files/vak/announcements/filolog/2009/30-03/YAkushkinaTV.doc На правах рукописи ЯКУШКИНА ТАТЬЯНА ВИКТОРОВНА ИТАЛЬЯНСКИЙ ПЕТРАРКИЗМ XV-XVI ВЕКОВ: ТРАДИЦИЯ И КАНОН Специальность 10. 01. 03 – Литература народов стран зарубежья (литература народов Европы, Америки, Австралии) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Санкт-Петербург 2009 Работа выполнена на кафедре истории зарубежных литератур факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета Научный консультант: доктор филологических наук, профессор: Володина Инна Павловна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор: Чекалов Кирилл Александрович доктор филологических наук, профессор: Пахсарьян Наталья Тиграновна доктор филологических наук, профессор: Комарова Валентина Петровна Ведущая организация: Нижегородский государственный педагогический университет Петраркизм – одна из самых интересных и дискуссионных тем в истории итальянской литературы. Историческое признание петраркизма долгое время упиралось в дебаты вокруг теории и принципа подражания. Только во второй половине XX в. было доказано, что установка на подражание в традиционном искусстве не является признаком несовершенства. Для эпохи Возрождения это фундаментальный принцип всей культуры, который предполагал проявление творческого начала не в оригинальности, а в возможности варьирования общепризнанного образца. По мере движения к этому выводу прояснялась и необходимость серьезного изучения петраркизма. Круг связанных с ним проблем оказался необычайно широк: связь с философией неоплатонизма (C. Dionisotti, M. Marti), с социальными и политическими изменениями...

© 2000- NIV